November 2nd, 2019

Водопад

Кукловоды - Лигачёв и Чебриков.

В декабре 1984 г. умер Д.Ф.Устинов. Надо сказать, что умер он очень удачно, в самый подходящий момент, поскольку Устинов был тем человеком, который определял кандидатуру будущего генсека. Так было с выдвижением кандидатуры Андропова, так было с выдвижением кандидатуры Черненко. Теперь Устинова не стало.
Всего через 3 месяца не стало и К.У.Черненко. Удивительно, но 2 раза, заявляя о своём намерении оставить пост Генерального секретаря ЦК КПСС[4], Черненко получал от Политбюро и его отдельных членов категорические возражения и советы «просто немного подлечиться». Почему же так было? Думается, потому, что в Политбюро были люди опытные, которые понимали, что с поста никто просто так не уходит. Если Черненко уйдет, то он обязательно назовет имя преемника, а членам Политбюро хотелось нового генсека избрать самим, а, следовательно, для этого надо дождаться смерти прежнего.
И эта смерть наступила 10 марта 1985 г. И эта смерть наступила также очень удачно и очень вовремя, поскольку в Москве из 10 членов Политбюро отсутствовало 4, причём, как считается, противников Горбачева: Воротников – был в Югославии, Кунаев – был в Алма-ате, Романов – отдыхал в Литве, Щербицкий – возглавлял делегацию Верховного Совета СССР в США.
Однако на состоявшемся вечернем заседании Политбюро 10 марта 1985 г. новый генсек так и не был определён, поэтому заседание было перенесено на 14.00 11 марта, чтобы ночью можно было всё обдумать и взвесить.
Но именно в эту ночь с 10 на 11 марта 1985 г. Лигачёв, Горбачёв и Чебриков остались в Кремле и вели подготовку к тому, чтобы генсеком был избран именно М.С.Горбачёв. Также в Кремль были вызваны ночью Загладин, Александров, Лукьянов и Медведев для написания речи для лица, которое будет избрано Генеральным секретарем ЦК КПСС[5].
Если верить В.А.Печеневу, то между А.И.Вольским и М.С.Горбачёвым состоялся интересный диалог: «Аркадий Иванович (Вольский – Д.Л.), заглядывая в светлые, печальные глаза Горбачёва, доверительно спросил его: «Михаил Сергеевич, а доклад на Пленуме Вы будете делать?». «Аркадий, не выё…ся – дипломатично ответил Горбачёв»[6].
Таким образом, очевидно, что М.С.Горбачёв готовил речь будущего генсека не «для кого-то», а исключительно для себя.
Одновременно всю ночь Е.К.Лигачёв обзванивал первых секретарей региональных отделений партии, то есть членов ЦК, и агитировал их в пользу Горбачёва. На следующий день, 11 марта 1985 г., до 14.00, т.е. до судьбоносного заседания Политбюро, уже происходили непосредственные встречи Е.К.Лигачева с членами ЦК[7].
Результаты выборов генсека на Политбюро и затем на Пленуме – известны…
После смерти Брежнева Пленум был созван только на 3 день, после смерти Андропова – на 4 день, после смерти Черненко – Пленум был созван всего за 20 часов. Военные обеспечили переброску членов ЦК военными самолётами[8].
По словам Печенева В.А. все произошедшее было «маленьким государственным переворотом», а по-нашему мнению, – блестяще проработанной спецоперацией…